Выставка картин Кирилла Бондаренко «занавес театра приоткрыт»

для фейса
Інформація
  • Де: Одеса, вул. Приморська 15/17
  • Дата: 2016.09.08
  • Початок: 18:00

Кирилл Бондаренко – известен как художник, который рисует на деньгах. Три купюры с его картинами находятся в хранилище отдела нумизматики “The British Museum”, расположенного в Лондоне. Вокруг его «денежного» творчества скопилось много историй, интервью, сплетен и загадок. Кто-то считает, что рисование на деньгах – это попытка бросить вызов общественному строю, которая делает искусство Кирилла сверхконцептуальным, а самого художника возводит в ранг передовых деятелей современного искусства Украины. Кто-то говорит, что Кирилл настолько богат, что ему проще рисовать на деньгах, которые валяются по всей его мастерской, чем специально отправляться в магазин за холстами. Так или иначе, 8 сентября, в галерее Underpub откроется выставка картин Кирилла, которая приоткроет нам другую сторону его творчества. Выставка так и называется «…занавес театра приоткрыт…». Ради создания ауры интриги отметим, что представлены будут холсты. Остальное увидите сами.

ИНТЕРВЬЮ.

Охарактеризуй, пожалуйста, статус современного искусства.

К. Б. Статус современного искусства – это путь к новому, но то, что я вижу сейчас – это пирамида, обычная пирамида на подобии МММ. Строится пирамида во имя денег. Людям, обманным путем навязывают искусство, которым интересуются, по большому счету, благодаря мощной, массированной поддержке со стороны. Мы наблюдаем перепродажу предметов искусства, в результате которой мазня или просто говно оценивается в несколько тысяч или даже миллионов. И продается. И тогда люди начинают обращать внимание на искусство. При этом бросается в глаза четкое разграничение: есть современное искусство, а остальное – это динозавры. В свое время на территории Украины действовал фонд Сороса, который вкладывал большие деньги в художников с целью создания из них идолов ради декомунизации страны. Но это не прошло. Сорос столкнулся с элементарной коррупцией. На данный момент в Украине происходит новый виток, который пытается создать из искусства институцию. Это хорошая задача, которой пользуется каждая страна, чтобы представить себя на международной арене с минимальными денежными затратами. Пинчук и Гудимов, особенно второй, активно работают в этой сфере. Они поняли, что это оружие и что Украину надо представлять. Но здесь очень сложная ситуация так как группа галерей и кураторов прокручивают одних и тех же: тридцатку Пинчука, ещё пару десятков топов и в конечном итоге сотня одних и тех же художников постоянно прокручивается по галереям страны. А молодым туда, к сожалению, вход воспрещен.

 

Давай пофантазируем. Представь, что на тебя напала группа вооруженных маньяков-террористов. Они тебя схватили и объявили ультиматум. Либо ты сейчас же отправляешься менять сложившееся положение дел в современном искусстве либо они тебя убивают. Что ты предпримешь? Как ты поступишь, когда тебе нечего терять?

К. Б. На самом деле художники постоянно живут с этим вопросом. Потому что постоянно безнадега. Денег на материалы нет. Работы не то, что не покупают, их даже выставить не дают. Многие бросают творчество и принимаются зарабатывать деньги более привычным способом. Те немногие, кто продолжает заниматься творчеством, они тем самым меняют ситуацию в городе, в стране и она постепенно меняется. Кроме этого появилось много фестивалей, которые не зависят от больших институций и позволяют молодым художникам проявить себя. Вообще имеет место быть разговор о куратизации Украины. Сейчас художника как такового нет. На данный момент главный художник в Украине – это куратор. Поэтому многие художники теперь в первую очередь кураторы. Но это тупик, это не правильно. Если так будет продолжаться, то в какой-то момент культура начнет отмирать. Кураторы должны начать задавать себе вопрос – почему художники от них отворачиваются? Посмотри на Пинчук арт-центр. Первые годы на участие в его премии отправлялось более 15 тысяч заявок. Потом количество заявок сократилось вдове и в этом году было отправлено всего 3 тысячи заявок.  Почему ситуация сложилась таким образом? Потому что современное искусство стремится удивить зрителя с помощью мерзости. Художники, которые массово отправляли заявки на участие, поняли это и просто перестали хотеть участвовать. Зачем делать говно при виде которого хочется блевать? Что самое интересное, многие жалуются, но продолжают ходить на говно-выставки.

 

Я понял, перемены в современном искусстве Украины происходят. Их темп больше похож на темп эволюции, нежели революции.

К. Б. Да и это правильно. То, что быстро горит – ничего после себя не оставляет.

 

Тогда давай дальше продолжим фантазировать. Представь себе проезжую часть респектабельного микрорайона Одессы, где живут исключительно зажиточные люди. Представь, как по этой дороге утром массово едут дорогие автомобили и на обочине, по обе стороны, стоит около 50-ти человек и каждый из них держит картину, как бы демонстрируя их богатым владельцам роскошных автомобилей.

К. Б. Это хороший вариант флешмоба, цель которого обратить внимание богатых людей на искусство. Напомнить им, что культура – это не только культура потребления дорогих вещей. В Европе богатые люди организовывают фонды, потому что понимают как важно что-то делать для своей страны. Что-то, что останется после них. У нас тоже начинает вырисовываться нечто подобное, но пока только на уровне институций, чьи проекты, мягко говоря, сомнительны, как и сомнительны те молодые художники, которых они продвигают.

 

Учитывая непростую жизнь человека творческого и невостребованный характер статуса искусства в нашей стране, как ты отнесешься к такому лозунгу: «Искусство для богатых, для бедных по средам»?

К. Б. Я думаю, что не должно быть подобного разграничения. Если мы вспомним историю искусства, то, конечно, мы сразу же увидим тот факт, что искусство держалось на богатых королях. Что творческие люди творили в первую очередь для богатых, потому что они ценили культуру и  могли достойно заплатить. У бедных была своя культура. Но время уже  не то, люди не те и было бы гораздо правильнее, чтобы богатые люди приобретали предметы современного искусства и строили музеи, чтобы показывать их остальным. Вот какую роль должны играть сильные мира сего в искусстве.